История флота до 19 века / Бурлачество

В истории развития волжского судоходства образ прекрасных судов расшив неизменно связывается с мрачным понятием бурлачество, которое, безусловно, известно всем любителям российских речных круизов по Волге. Бурлаки шли на Волгу из разных губерний, но большинство их было из крестьян Нижего-родской, Пензенской, Казанской и Вятской губерний. Были среди них и такие, которые убегали на Волгу, где их разыскать было почти невозможно. Река становилась пристанищем для бездомного, обездоленного люда, она укрывала на своих берегах, в прибрежных лесах и в камышах дельты, которые и сегодня можно увидеть в ходе речного круиза в Санкт-Петербург или Астрахань. Бурлаки начинали работу с рассветом и кончали ее с первой звездой. Проходили они за долгий рабочий день по 10-14 верст.

Труд был неимоверно тяжелым. Часто встречный ветер мешал идти вперед, внезапный шквал наклонял паруса, быстрое неровное течение крутило и опрокидывало расшиву. Надо было все эти трудности преодолеть, поэтому в передней лямке шагал опытный и сильный бурлак, так называемый шишка, или дядька. Он устанавливал ритм движения. При тяге бечевой бурлаки выступали вперед только правой ногой, а левая придвигалась к правой и так все время. Для поднятия бодрости артель затягивала обычный припев: Сено-солома, сено-солома, сено-солома. Такие выкрики продолжались до тех пор, пока не устанавливался ритм движения. Иногда лоцман, или желая утешить и подбодрить бурлаков, или действительно замечая, что судно немного подалось вперед, радостно кричал: Пошел, братцы, пошел! пой веселей! пошел ходом! и артель быстро и оживленно подхватывает, напрягая новые силы, и с развивающимся движением судна (если оно действительно начинает двигаться), ускоряя темп, поет.